умник

«Он шел из Авиньона..."

«Он шел из Авиньона, в Авиньон я шел ему навстречу...» Юрий Лорес

Всех не упомнить, кто мне навстречу шел в Авиньон из Рима:
Ясные взоры, гордые плечи, ворох грехов картонных.
Чувство вины в дороге не греет, лучше уж чувство ритма.
(Если проблемы с ямбом-хореем - можно плясать пентоном.)

Трудно, я знаю, выбрать дорогу, Рима презрев забавы.
Не отличить гордыни от Бога, как коньяка от бренди.
Правда нужна им полною мерой, но ведь не ради славы,
А ради счастья всем. Или веры. Ну или что там в тренде?

Гимны, молитвы... северный ветер их языка не знает,
Море и горы вряд ли ответят, небо молчит, как рыба.
Им, молодым, для ясности мира мера нужна земная,
Чтобы друзей спасти - и на пир, и чтобы врагов - на дыбу.

Господи, не лишай их мечты и страсти шагать не в ногу
В рай, где любовью правят святые, скучные, как овечки,
Мудростью горней ты не грузи их, лучше тепла немного.
(Если проблемы с газом-бензином - можно плясать от печки.)

Был ведь и я когда-то обучен и красоте, и счету,
Только покрыты пылью обочин все те слова и числа,
Что ж, поклонюсь учтиво при встрече и отступлю с почетом.
Правда изранит, время залечит — мне ли судить о смысле?

Может, их ждет красота иная там, за иным порогом?
Сладость вериг и горечь познанья, может быть, не убьет их?
Что бы пророки не говорили - в жизни одна дорога,
А в Авиньон ведет она, в Рим ли — разницы ни на йоту.

Душу согреет пиво хмельное, а не святые мощи.
Лей, Левконоя, пей, Левконоя, пой горячо и точно,
Чтобы шалела в танце Гертруда, пьяная, как извозчик,
А потому что живы покуда - можно плясать! И точка.
умник

«На прощанье — ни звука...»

Что ж ты в ужасе замер,
Покрутив у виска?
Это только экзамен,
А не кара пока.

Напиваться не впору.
Помирать не пора.
Это пир щелкоперов,
Бал пираний пера.

Это, зрея в размахе
Истерической лжи,
Огрызаются страхи
За никчемную жизнь.

Это плавится в жерле
Распиаренных бед
Приносимое в жертву
Уваженье к себе.

И бушует за ширмой
Бронированнных штор
В одноклеточном мире
Цитокиновый шторм.

С мылом вымыты руки.
Лавой льются слова.
Вирус вроде разрухи -
В основном, в головах.

Мир, безмыслием загнан
В оскотиненный двор,
Свой нелепый диагноз
Превратил в приговор.

Он оправится к лету
И забудет к весне.
Но обратных билетов
На экзаменах нет.

Стухнет в мертвом молчаньи
Разносол панацей.
Слово было в начале.
Слово будет в конце.
умник

Это было бесконечной весной по дороге в Непал...

Вот так и живешь, день за днем, как во сне,
И цели как будто понятны вполне:
Машина, квартира, карьера...
Но вдруг понимаешь, что жизнь-то прошла,
И хочется только немножко тепла,
Да, может, немножечко веры.

Ведь если коснулся душой темноты -
Уже не важны ни посты, ни понты,
А только года и минуты.
Наивна надежда, смешна суета,
И лишь неподвижных вершин красота
Спасает еще почему-то.

Пусть смысла и в этом, наверное, нет,
Но надо собраться, закрыть кабинет
И снова осилить дорогу,
Чтоб в памяти жил гималайский рассвет,
Суровой гармонии вечный привет,
Который отчасти от Бога.
умник

Новорусские лимерики

Все нормальные люди когда-то
Жили весело, но небогато,
И царила в стране,
Процветая вполне,
Диктатура пролетариата.

Но мыслители в новом формате
Взяли рынок придумали, мать их.
Стало ясно с тех пор:
Кто по-мелочи - вор,
А по-крупному - «предприниматель».

Дикий рынок уродлив без грима,
Но манил меня необоримо.
Я его покорил -
Это твердое «три»
По истории Древнего Рима,

Ведь у бизнеса прежняя суть: лишь
Пошлый понт да пустые посулы,
То откат, то наезд...
И по сути своей
Это те же проскрипции Суллы,

Плюс порой децимации Красса -
Там высокие чувства не в кассу.
Но зато благодать
У себя наблюдать
Нарастание денежной массы!

Я легко, как-то даже игриво
Конкурентов громил в хвост и в гриву,
Лишь мешали слегка
Мне глухая тоска
И все признаки нервного срыва.

В чем секрет капитального роста?
Всё цинично, конкретно и просто:
Не проси и не верь...
И, как лед на Неве,
На душе нарастает короста.

Оказалось, в иллюзиях барских
Нет свободы, сплошное мытарство.
И выходит, всё зря:
Если есть, что терять -
Это цепи прочней пролетарских.

И опять надрываются жилы:
Конкуренты пока еще живы.
Ах, как хочется жить
Без обмана и лжи -
Но без них не бывает наживы.

***

Маловато морали? И ладно!
Жизнь бежит: то жара, то прохладно,
То июль, то февраль...
Ну какая мораль?
Для лимерика главное — складно!
умник

Оперу пишу...

Ой ты гой еси, призрак опера!
Человечеству несу свет не я -
На худой конец моего пера
Чушь лишь просится несусветная.
А вокруг - натуры ученые,
Всё понятно им, где добро, где зло:
Слева белое, справа черное,
Позади обман, впереди облом.
И они в натуре готовы, да,
За свою за правду горой стоять!
И причиной тому, и поводом -
Безразмерный срач, а не просто ямб.
Слово спелое - хрень опасная,
Мир один на всех, не резиновый.
Слева белые, справа красные,
И герои все как один, увы,
Смело в бой идут. Ну а хули им
Сомневаться-то? Почему же я
Тут один, в маете, под пулями,
И без правды, и без оружия?
Всё они, противоположности,
Чьи разжать я тщусь, как дурак, тиски:
Их борьбы сермяжные сложности,
И единства простые практики.
Их естественное наследие -
Пуль движенье необратимое,
Их божественная трагедия
В том, что правды - несовместимые.
Что ж за гад такой, не страшась толпы,
Бытие в уме на ничто деля,
Диалектикой расшатал столпы
Стройной логики Аристотеля?
Что ты гой еси, что еврей еси -
Не читай на досуге Гегеля!
И не верь его гнусной ереси,
А умильный весь, словно гей, гуляй -
И, гуляючи, не заметишь, как,
Неприкаянный по всем признакам,
Надрывается злой поэтишка
И стишки свои пишет призракам.
Но мои ль потуги убогие,
Черта ли фантазии лысого,
Духа ли феноменология -
Что написано, то написано.
Ну нет чувства во мне прекрасного -
Видно, нудный я человек такой.
Выпью белого, выпью красного...
Да и хрен бы с ней, с диалектикой.
умник

(no subject)

Опять земля дрожит от песни новомодной,
Перфоманса надрыв терзает слух и вкус...
Поэт, не дорожи любовию народной,
Не будет твой порыв любезен мужику.

Ему твой глупый пыл — что черствая коврига,
Тут твой эстетский стиль нелеп, как лебеда,
Не ублажишь толпы — ни памятник воздвигнуть,
Ни гордости польстить, ни рукопись продать.

И пусть твой божий дар беспечные миряне
Распяли и ушли веселою гурьбой —
Ни Бог им не воздаст, ни даже гром не грянет.
Что остается? Лишь смеяться над собой.
умник

(no subject)

Цель уяснив, но утратив мотивы,
Штирлиц стреляет в упор.
Трупы врагов проплывают лениво,
Как пресловутый топор.
 
Там и грачи прилетят, но нескоро.
Стойте, залетные, тпру!
Надо ли уподобляться упору
И потакать топору?
 
Вечность плавучести. Чуткость укора.
Точно упавший карниз.
Трупы плывут в направлении моря.
Вниз по течению. Вниз.
умник

Политическое в прозе

Завидую жителям свой исторической родины! Им есть за кого голосовать! Рита Огуречная - это же просто ах! Будь у нас кандидат такой красы, я бы в кои-то веки пошел на выборы. Ибо, если призадуматься и взглянуть глубже, президент (как и "сильная власть" вообще) нужен той или иной стране ровно в той степени, в какой ее народ является стадом баранов. А для людей свободных это всё декорация. Но уж коли декорация есть - она должна быть хотя бы красивой!
Вот только представьте себе: заходите вы в кабинет какого-нибудь чинуши, а у него над столом... портрет Огурек. Или праздничная демонстрация: радостные лица, знамена, портреты... но на них не Маркс, а Маргарита. Блин, да мир стал бы тогда куда добрее и лучше! Красота, только красота его спасет, а не какие-то там умные концепции!